На улице стоял стол, на котором восемнадцатилетняя оторва расчехлила ножки